Минфин придержит конкурентов // Доходность облигаций фабрики проектного финансирования может быть ограничена

Минфин хочет, чтобы Внешэкономбанк согласовывал с ним доходность облигаций, которые будут выпускаться в рамках недавно созданной властями фабрики проектного финансирования. Такую норму ведомство включило в проект правительственного постановления о предоставлении госгарантий по таким бумагам. Необходимость согласования ведомство объясняет угрозами для рынка ОФЗ, которые неизбежно возникнут, если обеспеченные госгарантиями новые облигации окажутся доходнее госбумаг, выпускаемых самим Минфином.Минфин РФ вчера опубликовал на regulation.gov.ru проект постановления правительства, посвященный правилам предоставления госгарантий по облигациям, размещаемым специализированным обществом проектного финансирования (СОПФ, 100-процентная «дочка» ВЭБа).
Напомним, о фактическом создании на базе ВЭБа фабрики проектного финансирования премьер-министр Дмитрий Медведев объявил на инвестфоруме в Сочи. Глава правительства тогда утвердил соответствующую программу, и в этот же день Внешэкономбанк заключил первые соглашения на общую сумму в 180 млрд руб. (см. “Ъ” от 16 февраля). ВЭБ станет оператором программы и на первом этапе (до 2019 года) будет отбирать проекты. Программа предусматривает финансирование проектов по принципу «80 на 20», где 20% это собственные средства инициатора проекта, остальное — заемные средства, синдицированные через транши для снижения рисков участников проекта. Финансирование в рамках фабрики будет предоставляться на сумму от 3 млрд руб. и на срок до 15 лет. Ставка по таким кредитам составит в среднем 8–9%.
Для реализации госпрограммы государство готово предоставлять субсидии из бюджета на возмещение расходов в связи с предоставлением льготных кредитов, а также госгарантии по облигационным займам, привлекаемым СОПФ.
В бюджете на 2018 год госгарантии под эти облигации предусмотрены на сумму 294 млрд руб. Решение о предоставлении гарантий будет принимать правительство — они могут предоставляться облигациям СОПФ, размещаемым как для предоставления займов по проектам фабрики, так и для приобретения у ВЭБа прав требований по кредитам заемщиков в рамках программы. Как ранее сообщал глава ВЭБа Сергей Горьков, госкорпорация планирует разместить первый транш облигаций в рамках фабрики в первом полугодии. «Мы чувствуем большой интерес со стороны инвесторов. Я уверен, что мы разместим транш с очень хорошей доходностью»,— говорил он.
Это ожидаемое событие и обеспокоило Минфин, который опасается, что новые бумаги могут стать для инвесторов значительно более привлекательными, чем его собственные ОФЗ. Поэтому в предложенном проекте постановления содержится норма об обязанности ВЭБа согласовывать с Минфином уровень доходности облигаций, обеспечиваемых госгарантиями в рамках фабрики проектного финансирования. Необходимость такого контроля в пояснительной записке к проекту объясняется тем, что «размещение облигаций СОПФ фабрики по доходности, существенно превышающей доходность ОФЗ сопоставимого срока, чревато деструктивным влиянием на российской рынок государственных ценных бумаг».
Отметим, что страхи по поводу «конкурирующих» заимствований ранее уже овладевали Минфином. В 2010 году с подачи ведомства в законодательство была введена норма о регулировании валютных займов госкомпаний и госкорпораций. Тогда было установлено, что решения о таких кредитах принимаются госкорпорацией или госкомпанией «в порядке, установленном правительством РФ». Эта норма стала реакцией властей на кризис 2008–2009 годов — тогда многие госкомпании столкнулись с проблемами при возвращении набранных кредитов. Власти подставили плечо корпоративным заемщикам (в том числе и крупным частным компаниям), выделив на программу рефинансирования кредитов в госбанках РФ $50 млрд. Операция спасения прошла успешно, но в правительстве решили, что крупные валютные займы госсектора следует контролировать. Однако введенная тогда в закон норма о таком контроле так и не заработала, а обещанное постановление правительства не было выпущено — хотя в Белом доме и трудились над вычислением предельных показателей долговой устойчивости госкорпораций, которые, по замыслу чиновников, должны были утверждаться на их наблюдательных советах. После 2010 года острота проблемы спала, и страхи чиновников по поводу того, что госкомпании, «бесконтрольно» выходящие на рынок валютных займов, могут помешать правительству совершать заимствования, развеялись. Как показали последующие удачные для бюджета размещения евробондов, никто из госкомпаний не рискнул перебегать Минфину дорогу — механизма устных консультаций топ-чиновников и руководства госкомпаний оказалось достаточно. Поэтому в конце 2013 года норма о согласовании валютных займов была отменена.
Евгения Крючкова, Вадим Вислогузов

Самое важное в канале Коммерсантъ в 
Telegram

Газета «Коммерсантъ» №31 от 20.02.2018, стр. 1

Комментировать

все спецпроекты
все темы

обсуждение

Кухонная посуда | Столовые сервизы